?

Log in

No account? Create an account
rainbow

Для нас всякое отечество - чужбина, и всякая чужбина - отечество

Наш Он Покой

[sticky post]пою Спасителю победную песнь - яко прославися!
esche-raduga
olshananaeva
40,45 КБbr />


Христос обожает мя, воплощаяся,
Христос мя возносит, смиряяся,
Христос безстрастна мя соделовает,
стражда, Жизнодавец, естеством плоти;
темже воспеваю благодарственную песнь:
яко прославися.

Христос возносит мя, распинаемь,
Христос совоскрешает мя, умерщвляемь,
Христос жизнь мне дарует;

темже с веселием руками плещая,
пою Спасителю победную песнь -
яко прославися.

[reposted post]Последний день Святок
lepus_audax
reposted by olshananaeva
Все равно ты в метель неприкаян,
Даже если и ждет очаг.
Белый мех городских окраин
Ветром бьет на твоих плечах.
Ты один на земле, и холод
Затянуло узлом — не шарф,
Снежной нежити белый хохот
Злобным звоном дрожит в ушах.
Ну конечно, кончаются Святки!
И вертеп разберут как раз.
И не спрятать уже, не спрятать,
От метели бесцветных глаз.
Ты один, кто бы где ни стряпал
Золотую кутью тебе,
Кто бы где по тебе ни плакал,
Чуя сердцем, что быть беде.
И не вскрикнет в ночи навстречу
Дверь, срываемая с петель.
И выходит Господь из речки,
И идет за тобой в метель.

[reposted post]Ольга Шульчева-Джарман. "Врач из Вифинии"
letsad
letsad_rgb
reposted by olshananaeva
Шульчева-Джарман Ольга. Врач из Вифинии: Сын весталки: Повесть первая о Кесарии враче. — М.: Летний сад, 2018. — 660 с.: ил. ISBN 978-5-98856-322-8

Довольно внушительный роман о Римской империи времён Юлиана Отступника, причём лишь первый в серии. Главный герой — врач Кесарий (историческое лицо). Автор, по совместительству историк медицины, пишет со знанием дела и глубоким проникновением в античные реалии. Приложен даже терминологический словарик.

“Античность одела Христа в хитон и плащ философа” - о моем романе и античности.
rainbow
olshananaeva
“Античность одела Христа в хитон и плащ философа” – что дало Церкви язычество
Священник Сергий Круглов , Ольга Шульчева-Джарман | 19 октября 2018 г.

Что общего между античными философами, церковными старушками, мультиком про домовенка Кузю и “возвращением к корням”? Что такое – язычество, какие его проявления могут быть опасны для христиан, и что дала многовековая языческая культура Церкви - беседуют священник Сергий Круглов и историк медицины, врач Ольга Шульчева-Джарман.




(...)– Роман написан мной, конечно, в первую очередь для людей воцерковленных и тех, кто тянется к Церкви и уже подошел к ее порогу. Выход книги – большая для меня радость и огромное событие в моей жизни, и я благодарна всем, с чьей помощью книга состоялась. Я работала над ней несколько лет, используя отечественную и зарубежную научную литературу , стараясь, чтобы, во-первых, это не был узкоспециальный скучный справочник по античной медицине, но и , во-вторых, не был сборник заезженных церковных штампов из серии так называемого “душеполезного чтения”.

Главный герой романа – врач Кесарий Каппадокийский живший в 4 веке нашей эры, брат святителя Григория Богослова, в какой-то степени, паршивая овца в семье. Он откладывает крещение, при этом он – очень образованный человек, учился медицине в знаменитой Александрии, и еще он, можно сказать, карьерист в хорошем смысле слова, придворный врач, архиатр.

Однако это не по вкусу его брату, Григорию Богослову, тот пишет ему увещевательные письма, но, когда возникает вопрос : «Ты за Христа или за императора Юлиана Отступника ?», Кесарий решает его для себя однозначно. В наши святцы он вошел как исповедник. Вторым, вымышленным, героем романа стал друг Кесария, язычник-неоплатоник Каллист, которого в свое время спасает от самоубийства Кесарий, и в дальнейшем Каллист единственный не оставляет его в ссылке и лишениях. Это – история о настоящей дружбе между христианином и эллином.

В моем романе и речи быть не может о неком «сожалении об ушедшем язычестве», как говорят некоторые критики, его главные герои – исповедник Кесарий и великомученик Пантелеимон. В романе есть попытка воссоздать сложность атмосферы четвертого века, когда на языке неоплатонизма писали и мыслили как эллины, так и Великие Каппадокийцы. Кроме того, я занималась Кесарием Каппадокийским как исторической фигурой, а не только писала художественный образ, моя статья об этом замечательном святом есть в Православной Энциклопедии.

Мне хотелось бы, чтобы “Врач из Вифинии” стал для читателя открытием или радостным переоткрытием того факта , что христианство –это живая жизнь, а не идеология или ходульная декорация, что христианские святые – не плоские иконные прориси, а живые люди, только далее нас, современных христиан, продвинувшиеся по нашему общему пути ко Христу.


https://www.pravmir.ru/antichnost-odela-hrista-v-hiton-i-plashh-filosofa-chto-dalo-tserkvi-yazyichestvo/

27 сентября 2018 Презентация книги Ольги Шульчевой-Джарман «Врач из Виф...
rainbow
olshananaeva

Сосна. Ольга Афиногенова.
rainbow
olshananaeva
Сосна.

Вон на том берегу косеньком,
Где теплеет в ряске река,
Вымывались каждыми веснами
Грузные объемы песка.

Но и там, как водится, высилась,
Среднего размера сосна,
Знала ли она, что на выселках?
Ведала ль о боре она?

Вся ее сосновая гордость
Уходила в соты коры,
Мне же в них мерещились кости
Ящеров былинной поры.

Мы вбивали в эти чешуины
Два свирепых гладких крюка,
Ладили "тарзанки" и жмурилась,
Обмирая в струях, река.

И тот берег паводки грабили,
Что пираты южных широт,
Подрезали плавными гранями
Ласковый песчаный живот.

Но она не вскоре обрушилась,
Лишь тянулась мягко ко дну,
Словно с хвойной кротостью слушала
Ту свою большую волну.

И вошла в нее королевишной,
Каравельной мачтой легла.
Ну а что с того вихрю вешнему?
Мало ль он мотает бревна?

Вон на том берегу косеньком
Вижу я ее силуэт
Осенями, зимами, веснами,
Не скажу тебе, сколько лет.

"Кто-то ее раньше ведь выдумал", —
Думаю порой на ходу,
И не просто — в сердце мне вырубил.
Только лишь на грусть-на беду?

И у той обрывистой млечности,
На краю последнего сна,
Так ли мы войдем в свое Вечное,
Как спустилась в реку сосна?

(Ольга Афиногенова)

[reposted post]Сосна
lepus_audax
reposted by olshananaeva
Вон на том берегу косеньком,
Где теплеет в ряске река,
Вымывались каждыми веснами
Грузные объемы песка.

Но и там, как водится, высилась,
Среднего размера сосна,
Знала ли она, что на выселках?
Ведала ль о боре она?

Вся ее сосновая гордость
Уходила в соты коры,
Мне же в них мерещились кости
Ящеров былинной поры.

Мы вбивали в эти чешуины
Два свирепых гладких крюка,
Ладили "тарзанки" и жмурилась,
Обмирая в струях, река.

И тот берег паводки грабили,
Что пираты южных широт,
Подрезали плавными гранями
Ласковый песчаный живот.

Но она не вскоре обрушилась,
Лишь тянулась мягко ко дну,
Словно с хвойной кротостью слушала
Ту свою большую волну.

И вошла в нее королевишной,
Каравельной мачтой легла.
Ну а что с того вихрю вешнему?
Мало ль он мотает бревна?

Вон на том берегу косеньком
Вижу я ее силуэт
Осенями, зимами, веснами,
Не скажу тебе, сколько лет.

"Кто-то ее раньше ведь выдумал", —
Думаю порой на ходу,
И не просто — в сердце мне вырубил.
Только лишь на грусть-на беду?

И у той обрывистой млечности,
На краю последнего сна,
Так ли мы войдем в свое Вечное,
Как спустилась в реку сосна?

Прекрасное и пронзительное
rainbow
olshananaeva
Град грядущий

-Кто тут?

-Это я…

-Ты – это кто?

-Рядовой…

-Как звать-то?

-Иван…

-Ну и что тебе здесь?

Молчит, робеет, переминается с ноги на ногу, правая разглаживает складки гимнастерки под ремнем, левая – шарит крючок, застёгнут ли… «Молоденький совсем», - Пётр не стал больше спрашивать, но и двери не отпер. Вздохнул: опять двадцать пять! пожевал седыми плотными усами, махнул рукой: жди, мол, тут.

-Брате Иоанне! иди, - тёзка тут твой, еще один… пришёл.

-Тёзка?... благослови, брате Петре.

-Да чего там «благослови»! Ведь тысячу раз сказано: ну не положено им! ну есть же для них райский сад. Винограды, кипарисы, вода и плоды, ястие и питие, - ну чего им еще надо? потрудились, положили честно живот за Родину – вот пусть и отдыхают! Зачем сюда-то лезть? кроме того, один придёт – да ещё однополчан за собой тащит!.. Ох, брате Иоанне, сам ведь знаешь – от непослушания все беды! Как хочешь, а я не пущу!

-Прости ты меня, брате Петре! да ты не пускай, не пускай, конечно. Ты…немного приотвори дверцу? я выйду, на минуточку только…

Петр ушел, Иоанн остался.

-Садись, чадо…вот тут, у стены… Откуда ты?

-Из Бреста.

-Вот что…пограничник?

-Да…

Они помолчали. И солдат, снизу вверх глянув на мягко сияющего седобородого златоочитого старца, спросил:

-А…разрешите обратиться? .. вы не знаете, что… т а м?

Иоанн ласково и серьезно поглядел на него.

-Там? там сейчас Сталинград, - но тебе это ни к чему. Твоя война закончена, чадушко моё. Ты лучше скажи: что ж ты в саду не остался? Разве там плохо?

-Нет, что вы! очень, очень хорошо!.. наши все так рады были, и товарищ политрук, и Васька, и Ринат, и Зина сестричка! прямо – Ботанический сад! я там был в тридцать девятом, когда учился, на каникулах…ну, конечно, здесь лучше гораздо!

-Ну и?

Иван глянул еще раз – горячо, светло, сглотнул – вверх-вниз молочный кадык, придвинулся ближе.

-Я… ну, когда меня… в общем, я в и д е л. Я знаю. Я видел. Видел город, сходящий с неба. Это был мой родной Саратов, вы понимаете? но и не Саратов словно, он был такой…как Машенька, моя невеста, весь белый. сияющий! Он был как обещание, самое главное в жизни, и он был - м о й. И его светило было подобно… ну, чему же, чему…

-Яспису кристалловидному?

-Ну, наверное, я не знаю! И вокруг него – стена, вот как эта, и в ней – двенадцать ворот, на двенадцати основаниях, чистое золото, подобен чистому стеклу, и река там была! как Волга, но как… как н а с т о я щ а я Волга, светлая как кристалл река жизни, и дерево на берегу, как яблоня у нас во дворе! И так я его видел, - как вот однажды в детстве, я был еще маленький, и отец был живой, он посадил меня на плечи и мы пошли на демонстрацию, ну на Первомай, и такая была весна, такое счастье, и свет, свет! И был это даже не свет. Знаете, это был – как бы точно-то сказать? – был Он. Когда меня убили – со мной был Он. Ни на секунду не уходил от меня. Как мама – она в сороковом умерла… Пули – их было восемь, пулемётная очередь , которая меня убила – они как будто сначала пролетали сквозь Него, а потом – сквозь меня, и было не больно, а так, как в траве лежишь летом, и бронзовые шмели гудят.. . Да и не в том дело! Главное – Он был.

-Он?

-Да. Не знаю, Кто. Самый… ну, самый. И вот сидел я в этом вашем саду, и подумал, что вот тут-то всё и есть, и захотел увидеть город , и Его, всё сильней и сильней хотел. Ну вот и …не усидел – пошёл искать… Скажите, этот город – он случайно не здесь?

Иоанн вздохнул и улыбнулся.

-Здесь, Ваня, здесь. Думаю, это он.

Солдат вскочил на ноги.

-А вот Его, Того, ну… я могу увидеть?

-Пока нет, Ваня.

-А где Он?

-Там, - где же еще Ему быть. Он там. Он сейчас горит в танке в Сталинграде, умирает от дезинтерии в Ташкенте, сидит на ручках у мамы в Треблинке, поет колыбельную маленькой голодной девочке в Ленинграде, утирает случайную слезу немецкого генерала, лежит раненный в живот в белорусском болоте и вспоминает невесту Лотту, - Он там везде, всего и не перескажешь.

Солдат вскочил на ноги.

-А скажите… раз так!.. может, мне можно – вернуться?

Старец долго смотрел на мальчишку.

-Ну, Ваня… что же. Раз Его всё равно тут нет, и спросить некого - что же, иди. Если ты так хочешь.

-Конечно, хочу, какой вопрос! А скажите: я точно Его там встречу?

-Ну, этого я не знаю. Никто не знает, кроме Него и тебя. Но если встретишь – скажи, что это я благословил вернуться.

-Спасибо! Разрешите идти?

И, не дождавшись ответа, солдат побежал, всё быстрее и быстрее, по бескрайнему лугу, время от времени пропадая в слоях медленного лилового тумана, туда, где в невообразимой нездешней дали вырастала из-за горизонта, наливалась гневным рокочущим глухим громом чреватая огнём угольная полоса, все шире и шире, всё ближе, -- бежал, поддергивая на ходу колотящую его по спине неведомо откуда взявшуюся старенькую винтовку Мосина.

о. Сергий Круглов

[reposted post]О ДУШЕ И ТЕЛЕ И СТРАСТЯХ ГОСПОДНИХ
плавание
hoddion
reposted by olshananaeva
[Spoiler (click to open)]

"1... ... ... в начале человеколюбивое Слово Отца сошло (на землю) ради людей и жило с ними,
и отделило злых от праведных и призвало праведных стать избранным народом.

2. С иными Оно было убито,
         с иными Оно было на чужбине,
     и с иными спасалось бегством,
         с иными было перепиливаемо,
     и с иными находилось на корабле,
         с иными было предано на бичевание,
     и с иными было искушаемо,
     и с иными было продано,
        с иными терпело голод и жажду.

3. Итак, от начала Слово страдало со всеми праведными и было всегда с ними:
          с Авелем умерщвлялось,
          с Ноем было в потопе водном,
          с Авраамом странствовало,
          с Исааком приносилось в жертву,
          с Иаковом было на чужбине,
          с Иосифом было продано,
          с Моисеем же спасалось бегством,
       и с Иисусом Навином сражалось (вместе),
           с Давидом спасалось бегством,
           с Исайей перепиливалось
        и в Теле Своем Оно пребывало с ними.

4. Облекся в тело от Девы ради людей Тот, Кто есть Слово с нами,
    и Бог есть Слово и Слово есть человек, и человек - с Богом.
    Ибо посетил Бог Свое творение, которое создал по образу
    и подобию Своему, послал Своего бесплотного Сына
    с небес на землю и Он принял тело от Девы. Он родился
    человеком и воскресил погибшего человека,
   и собрал рассеянные члены (тела).

5. И почему умирает Христос?
    Неужели нужен был суд смерти?
    Почему (Он принял плоть)?
    Разве (Он не облечен славой)?
    По(чему) Он стал человеком?
    Не был ли Он Богом?
    Почему Он сошел на землю?
    Не был ли Он Царем на небесах?

6. Почему понадобилось Богу схождение на землю,
            и зачатие тела от Девы,
            и пеленание,
            и положение в ясли,
            и сосание материнского молока,
            и крещение в Иордане от Иоанна,
            и позор на древе Креста,
            и погребение в земле,
            и воскресение из мертвых на третий день,
            и созидание Церквей?

7. Почему (Он) заботился о человеке? Чтобы спаслись эти погибшие люди,
    теперь Ты отдал Себя во искупление,
              душу за душу
            и кровь за кровь
               человека за человека
         и смерть (за) смерть;
(долг, который должен был заплатить человек, Христос уничтожил Своею) смер(тью).

8. Посмотрите на (мзду) Израиля:
            убили помощника иудеев,
            воздали злом за добро,
                и скорбью за радость,
                и смертью за жизнь;
(Того), Кто воскрешал их мертвых
                и исцелял хромых,
                и очищал прокаженных,
                и возвращал свет слепым,
Того убили, повесив Его на древе.

9. О тайна новая и несказанная!
    Повесили на древе Того, Кто основал землю,
    пригвоздили ко кресту
    и уготовали гроб Тому, кто измерил небеса
    и напоили уксусом Того, Кто поит справедливостью
    и напитали желчью Того, Кто животворит
           и кормит их спасением;
    (пронзили руки и ноги Того, Кто)
     исцеляет их руки и ноги.

10. О тайна новая и несказанная,
           ибо судим был Судья
           и связан был Тот, Кто освободил связанных,
           и пригвожден был Тот, Кто сотворил мир,
           измерен был Тот, Кто мерит небеса и землю,
           Кто животворит творения,
           и погребен был Тот, Кто воскрешает мертвых.

11. Тогда онемели силы небесные,
       и ангелы ужаснулись,
       и воинства небесные устрашились,
       и задвигались горы,
       и запрыгали холмы;    
              и море было покорено,
       и бездны сотряслись,
       и страх объял всё творение Божие;
               звезды потускнели,
               солнце омрачилось,
       и ангелы в ужасе вышли из Храма,
       и серафимы громогласно взывали,
                      (за)веса разодралась
       и темнота покрыла всю землю.

12. Когда Спаситель на Кресте закрыл глаза, свет засиял в аду, ибо сошел Господь разрушить его,
       не Телом, а Душой,
       ибо сошел Господь и Душой овладел всем адом, Телом же - Землей.
       Когда повесили на древе Господа во плоти, тогда
       открылись гробы
       и разрушился ад
       и освободил многие души
       и воскресли мертвые
       и невыносимо было для творения увидеть Господа своего висящим на Кресте.

13. Ужаснулось творение и говорило:
       что это за новая тайна?
           Судья осуждается и молчит,
           Невидимый видим на Кресте и не стыдится,
           Необъятный (объят и не ропщет),
           (Без)страстный страдает и не (ищет отмщения),
            Безсмертный умирает и (остается безмолвным),
            Царь небесный погребается и всё переносит.
        Что это за новая тайна? Ибо онемело всё творение, и затрепетало, но воскрес Господь из мертвых
        и тогда познало творение, что Судья был судим,
             и Невидимый был видим,
             и Безстрастный страдал,
                Безсмертный умер
             и Небесный погребен на земле.

14. И родился Господь человеком
           и был судим, чтоб помиловать людей,
           связан был, чтобы развязать,
           перенес бичевание, чтобы простить,
           перенес из-за тебя крестную смерть, чтобы
                освободить тебя от страстей,
           умер на кресте, чтобы оживить тебя крестом,
           погребен был, чтобы воскресить тебя,
           ибо Господь страдал подобно людям, (и подобием этим были уничтожены страсти человечества),
           и смертью убил (смерть).

15. Вкусил смерть и смиловался (над теми), кто находился в сени смертной, был погребен и воскресил
мертвых, как (Спаситель наш) оживотворил (связанных) и привел к свету. Смерть же разрушил и для
этого сошел на землю, чтобы сразить смерть и отсечь (ей) голову как человекоубийце.

16. В чем новая тайна или зачем Ты сошел с неба на землю, не ради ли людей? Ибо всей земле явлен
Твой благой образ; если бы Ты только повелел одним словом, все тела мертвых восстали бы перед
Тобой. Ты же пришел на землю и искал погибшее - Твои творения - и снова восстановил Адама в его
царском достоинстве.

17. И (весь род человеческий) жил Христом,
       один был судим и многие были спасены,
       один был погребен и многие воскресли,
Господь умер за всех и воскрес со всеми, и облекся в плоть, (вознесся) в горния на небо и принес в дар
Отцу не золото, не серебро, не драгоценные жемчужины, но человека, созданного Им по образу Своему
и подобию.

18. Отец же Его возвеличил и посадил одесную Своего престола славы в вышних и сделал Его
             Судьей народа,
         и водителем ангелов,
         и начальником Херувимов,
             строителем Иерусалима
         и Сыном Девы
         и Царем навеки,
со всем, что мы видим в Нем как Человеке;
         Он старше утренней звезды,
         светлее восходящего солнца,
         блистательнее молнии,
         выше небес
         Творец творений.

19. Он - Посредник между Богом и человеком,
       Он - воскреситель мертвых,
       и Спаситель погибщих,
       и Водитель заблудших,
            Утешитель скорбящих
       и Спаситель творений,
       и Пастырь овец,
       и покой утомленных,
       и спасение народа,
       и прославление апостолов,
       и венец мучеников,
       и Покровитель проповедников,
            Водитель Херувимов,
       и Господь ангелов,
       и Царь Израиля,
       и Воскреситель падших,
       и Созидатель Иерусалима.

20. Это Он распростер небеса
         и основал землю,
         и положил предел безднам,
         и сотворил всё,
         и украсил мир,
ибо Он Слово Отчее, и дух силы Его, и Завершитель мира, пришедший с небес, Он даровал Святого
Духа пророкам. Тело Свое Он взял от естества человека,
         был обвит пеленами,
         положен в ясли;
         Он очистил людей.

21. Всё это он сделал ради людей, в послушание, ибо люди непослушны Закону
       и иногда не верят живому Кресту и Слову, распятому на нем, потому что Оно страдает;
       и иногда презрительно насмехаются: (Он) "умирает как злодей и погребается, как умерший";
       скорбят о Нем, как об умершем, но Он воскрес из мертвых, потому что Он Бог.

22. И потому, что Он был Богом и есть Бог, малый телом, но великий душою,
       презренный на земле и прославленный на небесах,
       пренебрегаемый людьми и возвеличенный Отцом,
этот Человек, который был послан Отцом в мир, ибо Он Бог,
и Человек на земле и Бог на небесах,
и над всеми творениями Он бог.

23. Это Он привел тебя (к Отцу ... ... ... ) и научил тебя веровать в Него (и) любит тебя.
       Ныне Он истинный Христос, и слава Ему во веки веков".

_________
* Слова, добавленные в скобках, не находятся в грузинском оригинале; они восстановлены по цитатам из этого текста Св.Мелитона Сардийского(+198), приведенным в более позднем сирийском произведении.
   
       

Кельтский Орфей
rainbow
olshananaeva
Арфы стройте! Полно печалиться!

Пойте, пойте!

Он возвращается!

Тайна гор и дубрав с повиликою,

То – святая тайна великая!

Пой же, Эрин!

Полно печалиться!

Кто не верил?

Он – возвращается!

Плащ Его – изумрудный,

Ризы – как заря,

Он вернулся, о Чудный,

Обернулся Он, животворя.

Песни власть Его –

Власть безмерная.

Взял Он за руку

Дочку Эрина.

Горы стронул Он с места струнами –

Струны Мать Его исткала Ему!

Пой же, Эрин!

Полно печалиться!

Двери, двери!

Он – возвращается!